А. В. Луначарский и М. Горький. Часть 10. Биография Горького, творческий путь писателя, кратко.

Луначарским «впередовские» ошибки – особенно в сфере философской – изживались медленно. Он довольно скоро готов был признать неудачной свою «богостроительскую» терминологию, что в ошибочные термины он «вкладывал в сущности совершенно материалистические идеи»*. В связи с этим он считал возможным переиздать некоторые главы из книги «Религия и социализм». Лишь позже, в последний период своей жизни, явившийся периодом наибольшей идейной зрелости его как мыслителя, Луначарский пришёл к безоговорочному выводу о ложности и вредности всех связанных с «богостроительством» взглядов.

*А. В. Л у н а ч а р с к и й. Критические этюды (Русская литература). Л., 1925, стр. 4.

Но в 1908 – 1909 годах Луначарский и Горький ещё были прочно связаны с «впередовцами» и приняли самое ближайшее и деятельное участие в одном из наиболее заметных «впередовских» начинаний – в организации и проведении так называемой Первой высшей социал-демократической пропагандистско-агитаторской школы для рабочих.

Луначарский и Горький были в числе основателей и преподавателей каприйской школы. Луначарский читал лекции по истории Интернационала и германской социал-демократии, по истории и теории профессионального движения, вёл практические занятия по агитации, а также прочёл небольшой курс по истории искусства. Горький читал историю русской литературы. Оба они пользовались особым уважением и любовью слушателей.

Лекторское мастерство Луначарского и тогда уже было общепризнано. Один из бывших слушателей школы – В. Косарев – вспоминал впоследствии: «Самые скучные места своих многочисленных лекций он умел излагать так, что можно было заслушаться его речью. Он умеет свои мысли ,,вкладывать в  душу каждого,,»*

*,,Сибирские огни,, 1922, №2, стр.76

Другой слушатель школы – И. Панкратов (возглавлявший группу ленинцев среди учащихся) – так характеризует один из докладов Луначарского, сделанный им для учеников школы накануне осмотра Неаполитанского музея: «Анатолий Васильевич Луначарский о эпохе Возрождения и борьбе христиан против язычества- так прекрасно, так образно и с величайшим подъёмом и чувством рассказывал, что все слушатели плакали, а Алексей Максимович больше всех расчувствовался, и после доклада Горький даже расцеловал Луначарского, говоря ,,Ох, Анатолий Васильевич, как хорошо, как прекрасно, - спасибо, спасибо!,,. И в действительности, Луначарский так увлекательно и горячо говорил, он весь преображался, как-то одухотворялся и мне казалось, что он вот-вот полетит. Такого искусного оратора я никогда не видел»*

*И. И. П а н к р а т о в (Ваня К а з а н е ц). Воспоминания об Алексее Максимовиче Горьком и о школе, созданной на острове Капри. (Архив А. М. Горького)

 Характерен эпизод, о котором мы узнаём из письма Луначарского к Горькому*. В. А. Строев-Десницкий, бывший тогда одним из преподавателей школы, высказал мнение, что Луначарский допускает ошибку в своей преподавательской работе: слишком много говорит сам. Поэтому Десницкий советовал слушателям  оказать «соответственное давление» на лектора, чтобы выправить, так сказать, его методическую линию. Но в ответ на такой совет слушатели обратились к Луначарскому с заявлением, что аудитория находит его преподавание особенно ценным и была бы довольна, если бы он чаще и шире делился с нею своими мыслями. 

*Там же

У Горького не было такого лекторского опыта и мастерства. Он приходил в аудиторию с написанным текстом и читал его. Но учащиеся школы, по свидетельству того же И. Панкратова, очень любили эти лекции. Другой ученик – К. Алфёров – сообщает в своих воспоминаниях, что лекции Горького «вызывали много вопросов со стороны слушателей, на которые Алексей Максимович тут же давал подробные разъяснения». Слушателям, очевидно, близок был и сам характер – общественно-публицистический – освещения историко-литературного материала. «К вопросам литературы в своих лекциях он подходил с точки зрения служения литературы народу, защиты его интересов»*. Луначарский также подтверждает в упомянутом письме, что «слушатели глубоко интересовались занятиями литературой в той форме и по той программе, которая была предложена писателем»**.

*К. А. Ал ф ё р о в (Я к о в). Встречи с Горьким (Архив А. М. Горького).

**,,Я читаю – не без успеха,, - сообщал сам Горький Е. П. Пешковой (Архив А. М. Горького, т. 9, стр. 77).

Особенно же сильное впечатление производили беседы и рассказы писателя, посвящённые историко-культурным и литературным темам. И. Панкратов вспоминает о «неизгладимом  впечатлении», оставшемся у него от рассказа Горького о Китае, о его древней культуре, о высоком уровне китайского ремесла.

Горький и Луначарский в большей степени, чем другие преподаватели каприйской школы,  установили тесные дружеские связи со слушателями-рабочими, оценившими, по определению И. Панкратова, их «исключительную душевность», чуткость и отзывчивость. Оба они постоянно общались и беседовали со слушателями,  устраивали вечера и чтения, совершали с ними экскурсии по острову, осматривая знаменитые гроты, развалины старинного монастыря, встречая вместе восход солнца на Монте-Соляро. Луначарский и Горький несколько раз ездили с учениками в Неаполь и его окрестности, побывали в национальном музее, на раскопках Помпеи и Геркуланума. Луначарский сопровождал учащихся по окончании школы до Рима и остался там с ними на два дня, чтобы показать Ватикан, собор Св. Петра и другие достопримечательности «Вечного города».

Луначарский имел основание утверждать в своих воспоминаниях: «Могу, не хвастаясь, сказать, что из всех профессоров я наиболее глубоко сошёлся с рабочими; отчасти этому способствовало то, что я жил и питался вместе с ними».* Справедливость этих слов подтверждает В. Косарев: «Вечно занятый, он находил время, чтобы близко познакомиться и подружиться со многими учениками».** Горький же воспринимался слушателями как «душа каприйской школы», как человек, органически связанный с рабочими массами.

*А. В. Л у н а ч а р с к и й. Великий переворот, ч.1, стр.46

** ,,Сибирские огни,, 1922, №2, стр.76

Известно, что каприйская школа, использованная её организаторами во фракционных целях, явилась центром отклонившейся от большевизма фракции, но её суть, однако, не исчерпывалась такой ролью. Это отметил со свойственной ему проницательностью Ленин. Познакомившись с Н. Е. Вилоновым («Михаилом») и другими рабочими-слушателями, приехавшими в Париж, Ленин пришёл к подлинно-диалектическому выводу, изложенному им в письме к Горькому от 16 ноября 1909 года. Он писал, что школа была несомненно центром новой фракции, но «это не вся правда.. кроме того, школа черпнула из настоящей рабочей жизни настоящих рабочих передовиков». Ленин выражал твёрдую уверенность, что эти рабочие-русаки, такие как Вилонов, обязательно «вывезут социал-демократию на первый путь»* вопреки ошибкам  некоторой части социал-демократической интеллигенции.

*В. И. Л е н и н, Полное собрание сочинений, т. 47, стр. 219.

Можно утверждать, что и Горькому, и Луначарскому в обстановке развернувшихся разногласий и споров была близка ленинская оценка приехавших из России рабочих, практиков революционного движения.   

***
***
*
*
*
***
***

Хотите стать автором на нашем сайте!
НАЖМИТЕ СЮДА

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи
16 апреля 2021 14:43 - Магистр психологии
15 апреля 2021 12:38 - Журнал полезных советов!
14 апреля 2021 17:23 - Журнал полезных советов!
14 апреля 2021 13:10 - Журнал полезных советов!
Автор

Полезные советы на все случаи жизни. Листай журнал, подписывайся и пополняй копилку знаний.