А. В. Луначарский и М. Горький. Часть 3. Биография Горького и творческий путь писателя.

В эти революционные дни завязалось уже личное знакомство Луначарского с Горьким, перешедшее вскоре в тесную дружбу.

К тому времени не только Луначарский хорошо знал Горького как писателя, но и Горький читал и ценил некоторые статьи Луначарского.

Горький внимательно следил, в частности, за начавшим выходить в 1904 году социал-демократическим журналом «Правда» (он имел прямое отношение к его созданию),  в котором регулярно печатались публицистические и критические статьи Луначарского. В письме от 24 – 26 января 1904 года Горький рекомендовал Е. П. Пешковой прочитать статью Луначарского «Идеалист и позитивист как психологические типы» (№1). Писатель полагал, что эта статья даёт возможность лучше понять психологию испуганного жизнью современного человека, «который хотел бы найти середину между путём направо и влево» (Архив А. М. Горького, т.5 Гослитиздат, М., 1955). Горького уже тогда интересовал тип интеллигента с чертами Самгина, статья Луначарского помогла писателю уяснить общественный тип, к воплощению которого он обратится через два десятилетия.

Горький не мог не обратить внимания и на встречающееся в статье противопоставление мужественных людей, любящих истину, и тех, кому нужны сказки, нужен обман, тем более, что Луначарский использовал для формулировки своего тезиса слова горьковского Сатина: «Правда – бог свободных людей».

К 1905 году Луначарский настолько зарекомендовал себя как талантливый журналист марксистского направления, что, когда Горький задумал создать большую газету, он включил имя Луначарского вместе с именами нескольких других видных литераторов в список сотрудников газеты.*

*См. письма Горького 1905 года к А. А. Дивильковскому (Горький в эпоху революции 1905 – 1907 годов. Изд. АН СССР, М., 1957, стр. 51) и Е. Н. Чирикову (М. Горький, Собрание сочинений, т. 28, стр. 375).

До недавнего времени оставалось неясным, когда же произошло личное знакомство Горького и Луначарского. В «Летописи жизни и творчества А. М. Горького» начало знакомства датируется (со ссылкой на свидетельство К. П. Пятницкого) октябрём – ноябрём 1907 года, временем их встречи во Флоренции.* Однако несомненно, что оно состоялось значительно раньше – в Петербурге в конце 1905 года.

*Летопись жизни и творчества А. М. Горького, вып.1. Изд. АН СССР, М., 1958, стр. 683.

Луначарский приехал в Петербург из Италии в начале ноября 1905 года по срочному вызову Ленина, чтобы принять участие в редактировании первой легальной большевистской газеты «Новая жизнь». Горький, являвшийся инициатором и создателем этой газеты, вернулся из Москвы 27 ноября и тоже включился в редакционные дела. Совершенно невероятно, чтобы оба писателя, имевшие такое близкое отношение к работе редакции, не встречались бы тогда и не познакомились друг с другом. (Их связывали в это время и некоторые дела по издательству «Знание». Луначарский входил в состав редакционной комиссии, которой был поручен выбор книг для включения в план «партийного отдела» «Дешёвой библиотеки товарищества ,,Знание,,»).

В подтверждении этого можно сослаться на свидетельства некоторых современников, в частности А. И. Куприна. Автор «Поединка», рассказывая о редакционном заседании сотрудников начавшего выходить в декабре 1905 года сатирического журнала «Жупел»*, вспоминает, что Горький приехал на это заседание, происходившее на квартире художника И. Я. Билибина, вместе с Луначарским и представил его собравшимся. Луначарский выступил тогда перед ними с докладом о юморе и сатире.

*А. И. Куприн. Аверченко и ,,Сатирикон,,. «Сегодня», Рига, 1925, №72, 29 марта.

Воспоминания Куприна, написанные в эмигрантский период, проникнуты недоброжелательством к Горькому и Луначарскому. Доклад последнего представлен как скучный и усыпляющий слушателей. Это – явно тенденциозная оценка, но самый факт их совместного приезда на заседание вряд ли может быть подвергнут сомнению.

О личном знакомстве Луначарского с Горьким упоминает также член вологодской социал-демократической организации фельдшер И. Е. Ермолаев, познакомившийся с Луначарским ещё в 1902 году и приехавший в декабре 1905 года в Петербург для налаживания связей с Петербургским комитетом партии. В своих воспоминаниях он пишет: «В одно из посещений Анатолия Васильевича 31 декабря 1905 года (он жил тогда на Владимирском проспекте в гостинице) мы условились, что новый год будем встречать в тесной компании с М. Горьким, Шаляпиным, Скитальцем и другими товарищами до 50 человек» (,,Север,, Вологда, 1923, кн. 3 – 4, стр. 11).

Луначарский не смог принять участие в этой встрече нового года: в тот вечер и он, и Ермолаев были арестованы на рабочем собрании в помещении за Нарвской заставой и посажены в «Кресты».

Когда Луначарский через месяц вышел из тюрьмы, Горький был уже в Финляндии, а, спустя несколько дней, в феврале 1906 года, уехал за границу. Это было большим огорчением для Луначарского. В письме его к Горькому, относящемся к середине 1906 года, мы находим следующие строки: «Ужасно грустно, что Вы где-то далеко и что Вас не придётся скоро увидеть. Между тем я ожидал много пользы от нашего знакомства, мне даже казалось, что в нём сказывается некий фатум, закономерность, сближающая родственные элементы». (Архив Горького, журнал «Звезда», 1965, №11, стр. 184).

Письмо само по себе является доказательством того, что Луначарский и Горький уже были знакомы: Луначарский говорит здесь не о намерении познакомиться, а выражает сожаление о том, что общение прекратилось.  (в письме упоминается и о состоявшемся знакомстве с М. Ф. Андреевой).

Но отъезд Горького не прервал связи между ними. Она поддерживалась путём переписки, затрагивающей и литературные темы. Так, в цитированном выше письме Луначарский сообщал о своих литературных занятиях: о написанной в тюрьме и уже напечатанной драме в стихах «Королевский брадобрей» и о драме «Предтечи»*, первое чтение фрагментов которой произвело среди слушателей, по словам автора, фурор.

*Черновик пьесы в ЦПА ИМЛ.

Начинающий драматург обращался к Горькому и как к руководителю издательства. В январе 1906 года он передал через свою жену рукопись двухактной пьесы «Из мира иного»*, а теперь спрашивал о её судьбе, о том, подходит ли она для издательства «Знание».

*Исследователи драматургии Луначарского об этих пьесах не упоминают.

Вероятно, Горький дал отрицательный ответ. В октябре 1906 года он написал письмо Луначарскому, отправив его на имя К. П. Пятницкого, к которому была обращена также просьба вернуть автору остававшуюся в Петербурге рукопись пьесы. К сожалению, это письмо (как, вероятно, и ряд других) до нас не дошло. Но в упомянутом письме к Пятницкому мы находим следующие слова о Луначарском: «Человек он  талантом и, по-моему, может написать хорошую вещь, однажды».* Это первая из известных нам горьковских оценок Луначарского.

*М. Горький, Собрание сочинений в тридцати томах, т. 28, Гослитиздат, М., 1954, стр. 40.

В 1906 году в поле зрения Горького попали некоторые статьи Луначарского. В письме из Нью-Йорка (не позднее июня 1906 года) он писал И. П. Ладыжникову: «Получил ,,Вестник жизни,, - браво, большевики!». В легальном большевистском журнале «Вестник жизни», который начал выходить с 30 марта, Луначарский принимал самое близкое участие как автор и член редакции. Мы не знаем, сколько номеров этого журнала, вначале бывшего еженедельным, было послано Горькому (один, два, три?), но в каждом из трёх первых номеров печатались статьи и фельетоны Луначарского*. Одобрение Горького несомненно относилось и к Луначарскому как участнику журнала.

*В №1 опубликована статья «Этика и марксизм» за подписью «Александр Барсов» и фельетон «Мой слишком чуткий друг», подписанный псевдонимом «Антон Левый». В №2 Луначарский поместил статью о пьесе Горьком «Варвары». 

Уже в то время Горький ценил Луначарского и как редактора. Посылая в конце 1906 года издателю З. И. Гржебину рукопись своего очерка «9 января» для готовящегося историко-революционного календаря, он, предвидя цензурные препятствия, писал: «… на сей случай предоставляю право редакции Луначарскому, если это удобно Вам. Он, пожалуй, даже, наверное – притушит острые места более ловко, чем кто-либо. О чём и прошу его с поклоном»*. Однако очерк «9 Января» не мог быть напечатан в России до Октябрьской революции. Выпущенный же в 1907 году издательством «Шиповник» «Историко-революционный альманах» (с участием Луначарского, но без участия Горького) был запрещён и уничтожен царской цензурой.

*Архив А. М. Горького.        

Луначарский и Горький находились в гуще событий первой русской революции, и эти события оказали сильное воздействие на их литературную деятельность.

Хотите стать автором на нашем сайте!
НАЖМИТЕ СЮДА

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи
Автор

Полезные советы на все случаи жизни. Листай журнал, подписывайся и пополняй копилку знаний.