Или на якоре, или на мели. Рассказы пограничника. Убойный юмор.

Все мы знаем, что употребление алкоголя за рулём приносит вред, и аварии на дорогах. Да и не только за рулём, но даже за штурвалом тихоходного судна. О чём и мой следующий рассказ. 

Любое военно-морское соединение обязательно имеет вспомогательные суда. Это буксиры, нефтемусоросборщики, танкеры, аварийно-спасательные суда, водовозы, и так далее. В нашей бригаде на Дальнем Востоке была ещё и масловозка. Маленький такой танкерочек, который развозил дизельное масло по заявкам на участки границы кораблям, и на пограничные заставы, для пополнения запасов масла на малые катера, находящиеся на службе. 

Этот масловоз сугубо гражданского проекта шестьдесят затёртого года. Магнитый компас по всей видимости ни разу не проходил девиацию, и потому он показывал скорее на ботинки рулевого, но ни как ни на НОРД магнитный. К тому же, компас подозрительно изнутри был ржавым, видимо там наверное очень давно не было спирта. Навигационной аппаратуры на судне тоже не было. Да и зачем? Ведь ходить то надо по реке Амур. А для этого всего-навсего достаточно лоцманской карты и биноклей. А так с виду судно аккуратное, покрашенное, на борту судна чистота и порядок. В машинном отделении стерильно как в аптеке, из камбуза маняще вкусно пахнет. Командир этого судёнышка старый мичман Сергей Михайлович, который уже давным-давно выслужил пенсию. Реку Амур знает как свои пять пальцев. А молодые пусть на боевых кораблях заслуживают авторитет. 

И вот однажды в июле месяце Сергей по заявкам прошёлся по участкам границы, по заставам, выполняя заявки пополнения запасов масла, и после выполнения задания возвращался в базу. Идти до базы долго, так как скорость судна достигает максимум 8 узлов. Но Сергей шёл на экономичной скорости в 6 узлов, чем дорога по времени удлинялась. Кроме экипажа с Сергеем на борту для помощи, и несения офицерской вахты был офицер из воспитательного отдела части Эдуард Николаевич. Тоже старый моряк, который когда-то служил командиром корабля, и реку Амур мог пройти с закрытыми глазами. 

По причине возвращения с границы, ветераны решили это как положено "отметить" горячительными напитками. К ним присоединился ещё контрактник Боря, он на судне боцман, и первый помощник Сергея. Судно потихоньку чапает, створы сошлись, значит надо идти по створам, и дальше до очередного поворота. В ходовой рубке лишь командир, офицер, и боцман. На столе закуски, "шило", играет музыка, радист своевременно докладывает о прохождении контрольных точек. 

Смеркалось. Ввиду того, что на судне нет навигационной аппаратуры, в частности РЛС, то в тёмное время суток судно должно стать на якорь. Так и порешили. Эдуард командиру говорит, 

- Серёга, вот поближе подойдём к вооон тому выступу берега, там и заночуем. - Сергей утвердительно кивнул, а боцман переложил штурвал, поворачивая судёнышко к рекомендуемому месту. И вдруг все разом почувствовали касание корпусом грунта. 

- Стоп машина! - громко скомандовал Сергей. Боцман отреагировал мгновенно, переложив дистанционное управление машиной на нейтраль. 

- Кажись небольшое касание грунта, да и чёрт с ним. - чертыхнулся Эдуард. 

- Отдать якорь, на клюз 30 метров якорь-цепи, - опять скомандовал Сергей. Раздался грохот выпускаемой якорь-цепи через клюз из цепного ящика. Через пару минут боцман слегка заплетающимся языком доложил, что якорь отдан, на клюзе 30 метров якорь-цепи, том-буй выставлен. - Эдуард посоветовал Серёге. 

- На этом участке очень плохой и илистый грунт. Часто бывало, что якорь не держит, и корабль сносит с места якорной стоянки. Отдай побольше якорь-цепи, лучше весь, что есть в ящике, тогда крепко станем.- Сергей повторил слова Эдуарда боцману. Боцман в точности выполнил приказание, выпустив из цепного ящика все 120 метров якорь-цепи, пока не натянулось последнее звено жвакогалса. 

Вечерело. Командир, боцман, и офицер штаба, включив телевизор, сели за стол в ходовой рубке, и продолжили прерванный постановкой судна на якорь банкет. Радист доложил на базу, что стали на якорь, заступила вахта согласно расписания. Моторист и сигнальщик взяв из кубрика книги с фантастическими рассказами, в тапочках, так и пошли к месту несения вахты. А в ходовой продолжался праздник. 

Взошла Луна. Командир с офицером спустились в каюту отдыхать, а на офицерской вахте оставили полуживого от паров алкоголя боцмана, который после банкета уже лыка не вязал. Ночь прошла довольно спокойно. Мимо проходили суда, от чего небольшое волнение передавалось масловозке. А так всё вроде без проишествий.

Взошло солнце. Командир проснувшись вышел покурить на бак, а заодно дать команду о снятии судна с якоря для дальнейшего перехода. На баке в этот момент находился боцман, и смотрел вниз, разглядывая форштевень судна. Командир присоединился к боцману, и от увиденного у него изо рта выпала сигарета. 

По всей видимости, за ночь уровень реки немного упал, и вскрылась такая картина. Корпус судна почти наполовину был на мели, то есть практически на земле. А под форштевнем из якорь-цепи образовался замысловатый стальной курган. В трёх метрах от кургана валялся якорь, а пластиковый том-буй в сторонке плавал в луже. Когда вышел Эдуард, то первые две минуты от него извергался военно-морской фольклор с албанским акцентом, услышав который, боцман аж присел. 

- Как же так? Я этот Амур вдоль и поперёк не одно десятилетие прошёл, а тут чувствую влипли по самые не балуйся. Тьфу!!! 

Но надо что-то делать. Командир масловозки дал команду радисту, чтобы доложил, что снялись с якоря и дали ход. А сам начал принимать меры по снятию судна с мели, благо что возвращались порожняком. Убрав якорь цепь, и запустив главный двигатель, дали самый полный назад, время от времени перекладывая штурвал то влево, то вправо. 

- Ничего Серёга, сейчас подмоем днище, и слезем с мели. - подбадривал командира Эдуард. После часа работы, судно потихоньку начало сползать с мели, и у командира с членами экипажа от радости появился блеск в глазах, что вот уже чуть-чуть-чуть, и всё...... 

Знаете, есть прогулочные суда на подводных крыльях "Ракета". Так вот эти суда, которые китайцы когда-то закупили у СССР, называются "Лунтанами". Масловозка уже практически поползла с мели, как вдруг мимо по Амуру пролетает тот самый "Лунтан", который дал обильную нагонную волну. И эта предательская волна практически в аккурат посадила судно на прежнее место, и по всей видимости ещё и покрепче. Тут уже командир начал вырыдывать из себя проклятия в адрес китайцев, не зная к чему, проклиная Мао Цзэдуна. 

После большой нагонной волны пошёл откат. Корпус судна оголился вплоть до кормы, и было слышно, как лопасти винта шлёпали по воде, словно ладошками апплодируя монологу командира. 

В этот самый момент радист спросил командира, мол какую дальше давать контрольную точку прохождения? И пальцем указал на карте, где был последний доклад прохождения судна. У Сергея волосы стали дыбом. Он взял логарифмическую линейку, и вычислил скорость пройденного пути. И обратился к радисту. 

- Сукин ты сын. Эта древняя лохань едва может выжать скорость в 8 узлов. А по расчётам мы летим на скорости в 20 узлов! И через четыре часа должны быть в базе! А мы, как ты видишь, на мели, и в полной заднице! - У радиста, после сказанного, лицо стало похоже на окуня, которого только что достали из воды. 

- Эдуард Николаевич, какие будут предложения? Маршрут прохождения я сейчас с оперативным подкорректирую. Но как будем выбираться? Лично я пока ума не приложу. - В ответ Эдуард Николаевич достал из пачки две сигареты, обе прикурил, и одну дал старому сослуживцу Сергею. 

Офицер и мичман несколько минут сидели молча, и курили, обдумывая своё нелицеприятное положение. Да, можно доложить, да, пришлют буксир, да, комбриг ругать не будет, лишь пожюрит. Но авторитет старых мореманов явно подмочится. Этого больше всего и боялись друзья. И вдруг..... 

И вдруг по рации услышали доклад прохождения танковоза вблизи "стоянки на якоре" масловозки. В погранвойсках "танковоз" называли десантный катер типа плашкоута. Катер под двумя главными двигателями, достаточно мощный, и в данном случае очень даже кстати. Сергей мгновенно влетел в свою каюту, и также мгновенно вылетел из каюты, держа в руках кабуру с СПШ, и начал загонять в пистолет осветительный патрон. 

- Эдик, Толян возвращается с границы. Сейчас он нам поможет. 

Сергей по рации вышел на "танковоз", и связавшись с командиром, назвал свои координаты. А также скорректировал с оперативным бригады о своём месте, сославшись на то, что радист балбес. 

Когда Сергей с Эдуардом услышали рёв двигателей плашкоута, то Сергей выстрелил из СПШ по курсу, чтобы быть увиденным. Плашкоут сбавив скорость, направился к масловозке. У Толяна как всегда улыбка была шире лица. 

- Ну что ветераны, вижу влипли как кур в ощип, гыыы. 

- Нууууу, бывает. Толяныч, очень прошу, только не балакай об этом в базе, сам понимаешь, засмеют. - ответил Сергей. 

С плашкоута подали буксирный трос, закрепили, и начали работу по съёмке с мели. Всё получилось достаточно быстро. Минут пятнадцать, и масловозка оказалась на чистой воде. Мотористы "лохани" доложили командиру, что пока сидели на мели, кингстоны засорились илом, и нужно глушить двигатель для очистных работ. Толяныч распорядился, чтобы масловозку буксировали лагом (т.е борт к борту), а мичмана и офицера пригласил к себе в ходовую рубку, доставая фляжку с "шилом", разбавленную порошком от сока ЮПИ. Кок накрыл стол в ходовой закусками, в стаканы полилось " шило "...... Ну надо же отметить удачную спасательную операцию. И банкет заиграл новыми красками, с обильным возлиянием алкоголя. 

Одним словом, до базы добрались быстро, и даже с ветерком. Мотористы на масловозке прочистили кингстоны, запустили двигатель, и всё в порядке. Пора было швартоваться. Толяныч предложил не сниматься с буксира, а продолжать оставаться как есть, мол нормально пришвартуется под двумя главными двигателями. Так и порешили. 

Когда суда заходили в проём между буксиром и танкером, при подаче кормового швартового троса, ютовый промахнулся, и трос упал в воду. И как назло не сработал машинный телеграф у плашкоута на реверс. Плашкоут с масловозкой по инерции несло прямо в корму впереди стоящего буксира. Толяныч взялся за голову, и приготовился к столкновению. В это же мгновение боцман, находящийся на масловозке дал полный назад, отрабатывая штурвалом, чтобы избежать навала и столкновения с буксиром...... Как говорят, что чудес не бывает, а именно в данном случае случилось то самое чудо. На плашкоуте сработал машинный телеграф, и винты начали отрабатывать назад совместно с работой реверса масловозки. Аппарель плашкоута замерла буквально в сантиметре от транцевой доски буксира. 

Друзья-сослуживцы не успели прийти в себя от счастья, как вдруг на корме масловозки ютовые почувствовали сильную вибрацию...... Это швартовый трос плашкоута, который не долетел до берега, намотался на винт масловозки, и трос натянулся как струна..... 

Хорошо то, что хорошо кончается. Дальше просто стали на швартовую стоянку. Начальство конечно от третьих лиц услышало о том, что было. Но победителей не судят. А Сергей зарёкся, что на службе больше ни капли алкоголя. 

Спасибо за прочтение. Хорошего вам настроения. 

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи