На праздники Италию отправили в глубокий локдаун. Зато всей страной!

В Италии в связи с эпидемией коронавируса ещё вчера  действовала сложная система ограничений - по зонам, отдельно для каждого региона. Но решение правительства от 19.12.2020 снова объединило страну, посадив в жёсткий карантин всех скопом. Подробно о том как было, как менялось и к чему пришло: 

с чего всё началось

Италия, конечно, государство единое. Но не очень. Собственно, и объединили то её в единое королевство всего 160 лет назад, что называется, после тяжелых и продолжительных боёв. Север страны традиционно не уважает юг, юг так же традиционно не любит север, центр считает себя пупом земли. 

Жители всех княжеств регионов любят порассуждать: кто - о том что хватит кормить соседей, кто -  об актуальности цитаты Меттерниха: «Италия - это географическая метафора», в зависимости от уровня образования. 

Ожидало ли итальянское правительство, при таком-то анамнезе,  что призывы «сплотиться перед лицом опасности» будут услышаны - это вопрос, а что никакой сплоченности опять не получилось - факт. 

Да и как-то странно ожидать всенародного единения, поделив страну на зоны с режимами разной степени жесткости. И тем не менее с 3 ноября 2020 г. в действие вступил  Декрет, по которому отныне и  до победы  над коварным вирусом в стране включился «светофор»:

В разных регионах теперь действовали правила разной степени жёсткости: самые суровые, с круглосуточным комендантским часом -в красных зонах; несколько мягче - в оранжевых и жёлтых.

 

Подробней с особенностями работы "светофора" можно ознакомиться здесь

 

Картинка рисовалась благостная. Предполагалось что каждую пятницу Министерство Здоровья, посчитав показатели, будет отдавать команду «на красный-жёлтый-оранжевый рассчитайсь!» - и, счастливые и довольные, регионы будут расходиться по палатам разного режима. Но принцип  «хотели как лучше»  действует не только в России.

Склока началась при первом же «разводе по отрядам». Правда, северные Ломбардия и Пьемонт,  предсказуемо оказавшиеся красными   абсолютные чемпионы по количеству заболевших, гордо молчали. Назначенные оранжевыми остров Сицилия, и Пулья, каблук итальянского «сапога», тоже предпочитали помалкивать.  Но в красной зоне терять уже нечего, а Калабрия  видимо не была бы самой южной частью Апеннинского  полуострова,  если  бы могла отправиться  в локдаун молча.

Досталось всем и за всё:  и деньги то север делит неправильно, и только поэтому на юге больницы хуже работают, и циферки минздрав не так посчитал и не там взял,  и даже  соседи не правы, потому что не составили компанию.

 

Загадка Кампаньи

Этому южному региону со столицей в Неаполе и впрямь следовало бы присоединиться к «красным». 

Очереди в отделения скорой помощи здесь растягивались на двое суток. Медики проводили первые осмотры прямо во дворах госпиталей, определяя, кто еще может подожать, кто обойдется кислородной маской в собственной машине,  а  кого в морг - сразу в реанимацию. Родственники больных метались по аптекам в надежде найти ставший огромным дефицитом кислород. 

При этом на набережных  и бульварах яблоку было негде упасть. Ни о какой социальной дистанции  среди гуляющих и речи не было. За столиками ресторанов часами обсуждали  что вот уже буквально не на что купить хлеба, а такими темпами  скоро не хватит и на кофе. Полиция никого не раздражала присутствием, а на вопрос журналистов:  «Почему без маски?»  прохожие гордо отвечали: «Неаполитанцы не боятся смерти!»

В сеть то и дело просачивались видео где чиновники призывали медиков «уточнить данные дабы не оказаться в красной зоне», а губернатор заявлял что Кампанья - самый честный регион и скоро это всем станет очевидно. 

 Его уверенности однако не разделяли другие регионы, и несоответствием цвета штанов зоны Кампании и её реальной ситуации возмущались все. 

Неаполь удерживал оборону целых две недели. Потом центральные власти погрозили пальчиком и таки загнали слишком разгулявшуюся территорию в красную зону. Но было уже не обидно, ибо к тому моменту стремительно краснела вся страна.

 

история калабрийского комиссара

Едва разобравшись с Кампаньей, пришлось вернуться к Калабрии. Ибо тамошний главный санитарный комиссар Котичелли выдавал перлы, несовместимые с политически-эпидемиологической обстановкой. Когда в интервью центральному телеканалу он заявил что не знал о своей обязанности планировать  борьбу с Ковид, громко увольнять его кинулся сам премьерминистр.  А вот найти замену оказалось не так просто. 

Совсем было собрались доверить пост бывшему заму санитарного комиссара Кампании Дзукателли. Но не успели даже подписать приказ о назначении: пока тот осваивался с новыми обязанностями в статусе временно исполняющего, вездесущие журналисты раскапывали его старые грешки. Долго рыть не пришлось: оказалось что - подумать только! - в марте чиновник открыто выступал против повального ношения медицинских масок!  Не помогло ни то что тогда это было  трендом и  так говорили все, ни покаянная речь с извинениями - прогрессивная общественность возмутилась и  втупление в должность не состоялось. 

 Следующий номинант,  ректор римского университета Гаудио, «не смог уговорить жену переехать», и сам отказался принять предложенный пост. Самые наблюдательные зрители начали подозревать что совпадение этого отказа  с  арестом президента регионального совета Калабрии не случайно, и кино с назначениями вовсе не семейная комедия в стиле «Добро пожаловать на юг». 

Лишь с третьей попытки ставку удалось закрыть. Главным санитаром региона стал… суперполицейский  и знаменитый борец с мафией. Нет, не Катани и даже не Микеле Плачидо, а Гуидо Лонго, в послужном списке которого вовсе не кинематографические а реальные аресты. И какие!  Из-за него Ндрангета - калабрийская мафия - недосчиталась в своих рядах самого Сандокана  - отца клана Казалези!

 

Против такого борца с вирусом возражений не нашлось ни у кого. "Я знаю, на что иду, но делаю это из любви к Калабрии" -заявил  Лонго, вступая в должность, и уже все зрители поняли  что  смотрели гангстерский детектив.

 

бунт в королевстве

Пока власти  затыкали дыры на юге, оставшийся без внимания север развлекал себя сам. 

То чуть ли не последний в стране жёлтый регион  Венето объявит себя «жёлтым плюс», навводит ограничений, каких нет и в оранжевых зонах, и будет вынужден бодаться  с местным самоуправлением, которое «забывает» исполнять сложносочинённую волю губернатора. 

То красные монстры - Ломбардия и Пьемонт - прозрачно намекнут что прям вот всем своим региональным советом чуют - скоро они станут  жёлтой зоной. А если нет -  экономика, дескать, пострадает настолько, что на отчисления в республиканский бюджет денег не хватит. 

А Валь д’Аоста, до начала декабря жившая надеждой на открытие горнолыжного сезона, и вовсе не выдержала очередного декрета, отложившего зимние виды спорта до следующего года. И прямо, без обиняков объявила себя автономной. Пока, сказала  - в вопросах  чрезвычайных положений, а там видно будет. А вот прямо вот сегодня по этому поводу откроет рестораны, запустит подъемники,   и - шах вам и мат! -  музеи тоже заработают. 

Министр регионов  - есть в итальянском правительстве и такой -  отправил отступникам письмо с призывом одуматься. Заодно написал и в конституционный суд, который, как известно, дело не быстрое.  А в работе веб-камер горнолыжных курортов региона начала наблюдаться странная аномалия: места где обычно толпятся отдыхающие стало  очень плохо видно на экранах.  

И наконец, пока правительство разрывалось между неуёмными желаниями юга гулять, а севера  -работать, беда пришла откуда не ждали. Сидевший до этого тише воды ниже травы Абруццо,  небольшой регион по соседству с Римом, самовольно покинул зону. 

Видимо, невмоготу  было  сидеть там, как в одиночке. Так вот прямо и сказал - я тоже теперь оранжевый а не красный. Тем более что перед  глазами уже был пример Валь д’Аосты, которую сразу после бунта  "повысили". Очередная жалоба центра на периферию легла на стол  к судье, а  центробежная сила продолжила набирать обороты.

 

о численности хоровода вокруг ёлки

Решение правительства от 3 декабря о празднованиях строго в пределах своей коммуны можно объяснить разве что попыткой применить принцип «разделяй и властвуй».  Хотя вся история этой страны говорит о том что здесь  он не работает. 

В Италии 7 903 комуны. Самая большая - Рим -  с почти трехмиллионным населением, что называется, гуляй - не хочу. Но в трети всех комун живет меньше чем по тысяче человек, в самых маленьких едва набирается по сотне, а у «рекордсмена» и вовсе  29. Масштабы планируемых праздников оказались, мягко говоря, несопоставимы, и недовольство такой несправедливостью озвучивалось вовсю.

К протестам присоединились рестораторы, которым запретили организовывать праздничные ужины, и, разумеется, все занятые в зимнем туризме.  

Центральные власти   в очередной раз  задумались,  признали ошибки,  и всё переиграли. Правила, установленные для рождества  Декретом от 3 декабря, начали пересматривать буквально на следующий день после принятия.

Только почему-то никто не обрадовался: правила  пообещали переделать хоть и в одинаковые для всех, но - в гораздо более жёсткие.  Не смотря на  постоянное улучшение эпидемиологической обстановки но во избежание послепраздничного всплеска заболеваемости.   Народ кинулся подсчитывать: сколько рождественских куличей-панеттоне надо запасать на один квадратный метро-человеко-день карантина.  Регионы продолжили грозить что всё решат сами, а некоторые даже решали. Губернатор Венето, к примеру, завил что на подведомственной ему территории красный режим теперь  будет каждый день с 14.00… Внутри  этой «вставайужескородва»-зоны  плакали, снаружи - смеялись, но не долго, ибо законодательный процесс шёл своим чередом. 

 

И вот, после бурных дискуссий о том боится ли коронавирус рождественских месс  и передаётся ли он за обедом или только через  ужин, под рождественские хоралы и недовольное бурчание абсолютно всех - таки свершилось:

 

 Декретом от 19.12.2020 локдаун ввели на неслыханную глубину. Праздники - в красном!

С 24 декабря по 6 января включительно вся Италия объявлена красной зоной.  Исключение: три счастливых дня, 28, 29 и 30 декабря в старом году, и один - 4 января, в новом - будут оранжевыми. В локдаун наивысшей жёсткости отправляются даже те регионы, которые не бывали в нем с марта и успели забыть каково это. Теперь вспоминают, что

красный режим - это:

  1. круглосуточный комендантский час*
  2. разрешена торговля только продуктами и  предметами первой необходимости
  3. рестораны и бары работают только на  вынос и через доставку
  4. даже по уважительным причинам перемещаться можно не дальше своей комуны

*комендантский час по-итальянски: из дома можно выйти только:

  • на работу
  • к врачу
  • по другим подтвержденным уважительным причинам (с подготовленной заранее письменной объяснительной)

 

И всё это «праздничное настроение» будут обеспечивать - на улицах, на дорогах, в вокзалах и аэропортах - 70 000 полицейских

Послабление в «красный день календаря» сделали только одно: можно пойти на рождественскую мессу.

Для перерывов на оранжевое настроение кучку презентов приготовили поменьше. Если в красном режиме нельзя ничего, то в оранжевом - почти ничего:

оранжевый режим

  • комендансткий час с 22.00 до 5.00
  • торговля предметами НЕ первой необходимости только по будним дням
  • рестораны и бары  работают только на вынос и через доставку
  • перемещение за пределы комуны и региона разрешены только по уважительным причинам

Правда, маленькие комуны таки пожалели: жилетям тех, чьё население меньше 5000, зону выгула   в оранжевые дни отмерили аж в 30 км. радиусом. Правда с  запретом посещать большие города. 

Подробнее о цветовой дифференциации штанов  режимов можнопосмотреть вот здесь: 

Но и без этого понятно - это будут тихие праздники. Хорошо что хотя бы ёлочные огни не отправляют на карантин. А чтобы после всех этих нерадостных новостей хоть немного поднять  настроение, прогуляйтесь, хотя бы виртуально, по рождественской Венеции: 

 

 

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи