Обвинение в жадности

1601193971-woman-4792038-1920.jpeg

Мария Михайловна, моя соседка, всю жизнь растила сына одна. Сколько ее помню, она вечно ходила в одной и той же курточке, даже зимой. Зарплата у нее была небольшая, но она умудрялась откладывать доллары - хотела, чтобы сын получил высшее образование.

А недавно Мария Михайловна вышла на пенсию. Как-то при встрече я ахнула, до того изменилась соседка - модная стрижка, новая куртка, туфли на каблучках.
- Ну, наконец-то, вы и о себе подумали! - невольно вырвалось у меня.
- Да уж, - улыбнулась Мария. - Теперь могу себе позволить. Сын, слава богу, хорошо зарабатывает, недавно с невесткой машину купили. Вот, хотят этим летом к сватам съездить, а то они внучку давно не видели. Она уже большая, через год в школу пойдет.

...Порадовалась я за соседку, особенно когда она меня в гости позвала. Я и раньше к ней заходила, но тогда чаек мы пили вприкуску с сухарями. А сейчас у меня глаза разбежались - на столе и бутерброды с копченой колбаской, и зефир, и печенье.
- Вот, не удержалась, - вздохнула Мария, нюхая колбасу. - Уже забыла, какая она на вкус.
- Ну, под такое угощение и выпить не грех, - подмигнула я хозяйке и побежала домой.

А я массажистом подрабатываю, так мне один клиент, еще на Восьмое марта, в знак благодарности бутылку коньяка подарил и коробку конфет. Ну, я еще корзиночку клубники прихватила. По случаю купила на рынке уценку, тоже хотела себя побаловать.

Правда, мы с Марией всего по две рюмочки выпили. Остатки коньяка и угощений я забирать отказалась - мол, лучше завтра загляну, посидим, поболтаем. Но в тот же вечер мне пришлось уехать к родителям в деревню. Все выходные я помогала им копать огород, а когда вернулась, первым делом заглянула к Марии. Привезла ей яиц деревенских, козье молоко.

Когда соседка открыла дверь, я, только глянув на ее, поняла - что-то случилось. Оказалось, после моего ухода к ней приехала невестка, сказала, что в прошлый раз она где-то блокнот оставила, а он ей для работы понадобился.

- Она же в обеденный перерыв сорвалась, - махнула рукой Мария. - Вот я и сказала ей, чтобы на кухню шла, перекусила чего. А сама этот блокнот стала искать. Тут вспомнила, что видела его на подоконнике на кухне. Я туда, а навстречу уже невестка идет. Говорю ей - ты же ничего не поела. А она губы поджала - спасибо, я сыта. И ушла. А под вечер я, как обычно, внучке позвонила. Ей недавно мобильный телефон подарили, вот я и звоню ей персонально. А она вдруг заявила, что не хочет со мной говорить, потому что я жадина. Я стала спрашивать, за что она на меня обиделась, а в ответ - тишина... Это потом, когда я голос сына услышала, догадалась, что внучка мобильник бросила, а кнопку «отбой» не нажала. И слышу, как сын ее отчитывает - мол, разве можно так с бабушкой говорить. А тут невестка в ответ: «Не ори на ребенка! А как ей еще называть бабушку, которая сама ест дорогую клубнику, а внучке даже жменю ягод не передала...» Не стала я дальше подслушивать, и без того знаю, что в моем холодильнике невестка увидела. Только обидно, я ведь все годы помогала им, пока они на ноги не встали. В кои-то веки позволила себе эту колбасу купить, и сразу жадиной стала.

- Так не из-за нее сыр-бор, - шепнула я. - Ты скажи, что ту клубнику, ну и остальное я принесла.
- А зачем? - усмехнулась Мария. - Все равно невестка не поверит. Приучила я ее на свою голову, что в первую очередь о них да о внучке думаю... Кстати, ты как-то сказала, что твой клиент домработницу ищет. Может, замолвишь за меня слово. У меня же пенсия не резиновая, а внучке через год в школу.
Я только руками развела, а что тут еще можно сказать...

Понравилась статья! Поделитесь в соцсетях!

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи
Автор