О причинах общеевропейской войны начала XX века

Как ряд локальных конфликтов мог разрастись до мировой войны? И кто в этом виновен? Среди историков существуют 4 основных теории, объясняющие это: теория гонки вооружений, теория военного планирования, теория духа времени и теория мировой войны как результата заговоров.

 Наиболее хорошо изучен кризис, возникший летом 1914 года. Это и не удивительно, так как Первая мировая война стала первой катастрофой 20-ого века – это был политический и военный катаклизм. Эта война серьезно изменила лицо Европы и всего мира. Наиболее образованная и цивилизованная часть света погрузилась в грязную лужу смерти и убийств. Первая мировая война навсегда изменила наши представления о войне и ее роли в политике. Ее последствия были необычайно огромными. Без этой войны не было бы Муссолини, и не было бы революции в России. Без этой войны восхождение США как сверхдержавы проходило бы намного медленнее. Гитлер не пришел бы к власти и не было бы ни Второй мировой войны, ни холокоста.

 4 августа 1914 года армия Германской империи напала на Бельгию. В тот же день начались дискуссии о причинах войны, дискуссии, продолжающиеся до наших дней. Для возникновения войны десятилетиями складывались многочисленные предпосылки. Но всегда следует проводить различие между поводом к войне (убийством наследника австро-венгерского престола Франца-Фердинанда боснийским сербским националистом Гаврилой Принципом) и ее глубокими причинами. О причинах войны было написано множество книг. В целом есть 4 основные теории о возникновении войны.

 Теория гонки вооружений

 Часто принято считать, что гонка вооружений и наличие большого количества оружия и миллионов военнообязанных неизбежно привели к Первой мировой войне. В этой теории Германию почти всегда рассматривают как виновного в войне, однако это устаревшая точка зрения.

 Возникает вопрос о том, действительно ли была гонка вооружений. За исключением крупномасштабного кораблестроения в Великобритании и Германии вряд ли. Великобритания все еще была богаче, чем Германия и Австрия. Кроме того, спорное морское соперничество завершилось в 1912 году заметной победой Великобритании. С 1912 года в этой стране были более совершенные, крупные и быстрые корабли. Кроме того, они были самыми современными для своего времени, они использовали дешевую нефть из Ирака и Ирана вместо угля. Морская война была предрешена еще задолго до того, как эта война фактически началась.

 

 Кроме того, со времени Холодной войны ясно, что количество вооружений не имеет значения для вероятности возникновения войны. Еще никогда не было таких огромных и опасных арсеналов как во времена холодной войны, однако она, как известно, так и осталась холодной. Гонка вооружений, как правило, ведет к укреплению стабильности, однако только до тех пор, пока политики сохраняют свежесть ума.

Теория военного планирования

 На втором месте стоит теория военных планов. По мнению известного военного историка Джона Кигана, армии должны заниматься планированием, и это – единственное полезное, что они могут делать в мирное время. Однако проблема в том, что около 1900 года было слишком мало военных планов. Более того: все великие державы располагали только одним планом, и до начала катастрофы у них всех был один и то же план: массовая мобилизация, призвать всех на военную службу и как можно скорее совершить наступательные действия.

 Таким образом, решение России 30 июля 1914 года о начале мобилизации стало переломным моментом в движении к войне. Ограниченная мобилизация была фактически невозможна, и поэтому Германия считала себя вынужденной объявить всеобщую мобилизацию.

 Дефицит альтернатив – таких как замедление эскалации, частичная мобилизация или оборонительная позиция – был причиной требований «все или ничего» в Австро-Венгрии, Франции, России и в Германии.

 Почти все планы исходили из массового нападения. План Германии был особо рискованным. Он был основан на ряде крайне маловероятных предпосылок. В частности, Великобритания должна была остаться нейтральной несмотря на вторжение Германии в нейтральную Бельгию и захват Германией побережья пролива Ла-Манш. Мобилизация армии Российской империи должна была пройти слишком медленно, а армия Германия должна была продолжать действовать 40 дней подряд.

 Однако не эти планы стали причиной войны. Намного опаснее было отсутствие альтернативных планов, вследствие чего в 1914 году все спешили нанести первый удар как можно скорее. В отличие от Холодной войны государства не обладали концепцией гибкого реагирования. Таким образом, теория военных планов остается устойчивой, но не из-за существования слишком большого количества планов, а из-за отсутствия альтернатив.

 Теория духа времени

 Согласно этой теории причины войны заключались в духе времени. В преддверии Первой мировой войны Европа находилась в интеллектуальной и культурной власти национализма и социал-дарвинизма. Националистические настроения были сильны не только среди народов, которые боролись за образование своего национального государства. Нации, уже давно жившие в своем собственном государстве, такие как англичане, французы и голландцы, тоже обладали национальной гордостью.

 С 1875 года националист попал под влияние социал-дарвинизма, адаптировавшего идеи выживания сильнейшего к совместной жизни людей. Согласно социал-дарвинизму война – это «хорошо», так как от нее народ становится еще сильнее. В результате возник консервативный национализм, наполненный идеями национального превосходства и взаимной зависти.

 

 Многие политики, журналисты, деятели искусства и интеллектуалы считали, что их нация пройдет через войну путь возрождения. Для них война была освобождением от упадочнических настроений. По мнению некоторых, в 1914 году началось прекрасное время. Так считал и никто иной, как Адольф Гитлер, написавший об этом в своей книге «моя борьба» (Mein Kampf).

 Однако писатель Франц Кафка сохранят свежесть ума и 2 августа 1914 года записал в своем дневнике: «Германия объявила войну России – и самой себе».

 Результат заговоров

 Многие историки рассматривали войну как результат различных заговоров. Хорошо известна точка зрения, что война должна была отвлечь внимание от внутригосударственных проблем и подавить призывы к демократизации. Это также известно как «бегство вперед», что прежде всего касается консервативных стран. Однако консерваторы в действительности хорошо знали, что война подрывает основу совместной жизни людей. Тот, кто тогда еще сомневался в этом, должен был посмотреть на революцию в России 1905 года. Она была прямым следствием русско-японской войны. Война как средство объединения была слишком большим риском.

 Однако частичная демократизация в Германии, Австрии и России играла свою роль совсем по-другому. Благодаря незначительному контролю политики над армией и дипломатией и неясной политической роли кайзера и царя традиционные элиты могли присвоить больше власти и автономии, чем в демократических странах, таких как Франция и Великобритания. Среди военных и дипломатов в Империях готовность к тому, чтобы взять на себя риск, была значительно больше, чем среди выборных профессиональных политиков в западных демократиях.

 Современным вариантом этих теорий является теория заговора с целью аннексий, более известная как тезисы Фишера 1961 года. По мнению немецкого историка Фрица Фишера, элита Германии умышленно стремилась к войне, чтобы завоевать для Германии «жизненное пространство» (Lebensraum).

 Тезис Фишера хорошо соответствовал германскому мазохизму 60-70-х гг., однако, в конечном счете, был основан на буквальной интерпретации спорных источников. По мнению немецкого политолога Герфрида Мюнклера, чувства вины после 1933 года препятствовали проведению объективного анализа событий 1914 года.

 В 1914 году Германия совсем не обладала долгосрочными планами по захвату «жизненного пространства». Разработанные планы аннексии существовали, но только тогда, когда война шла уже несколько лет и должна была иметь свою цель. Летом 1914 года немцы взяли на себя слишком большой риск, но в этом они точно были не единственными.

Невозможность сдерживания

 Но почему нельзя было сдержать кризис, возникший после убийства Франца Фердинанда 28 июня 1914 года? Ответ на этот вопрос заключается в выборе и прежде всего восприятии политиков, дипломатов и военных.

 В первую очередь, политики и военные считали, что война была разумным политическим выбором, чтобы быстро разгромить враждебный блок. Многие считали, что война продлится недолго, что в ней легко победить она должна была принести политическую и военную выгоду.

 Во-вторых, кризисы и войны после 1900 года привели к обострению межгосударственных отношений. В частности: Россия потерпела поражение в русско-японской войне в 1905 году, причем в войне с неевропейской страной! Это привело к потере авторитета. До начала мировой войны австрийцы в ходе боснийского кризиса 1908 года еще раз унизили авторитет Российской империи. Германская империя регулярно провоцировала Францию и Великобританию тем, что наносила ущерб их национальным интересам. Однако было неудивительно, что Германия ощущала для себя угрозу, так как наиболее влиятельные соседи – Франция, Россия и Великобритания объединились в военно-политический блок. Утрата престижа и изоляция подстрекают любую великую державу, что делало международно-политическую ситуацию еще более нестабильной.

 В-третьих, все считали, что их противник быстро станет сильнее. Поэтому было важно не откладывать начало войны. Говоря языком военных: окно возможностей было ограничено. Время было преимуществом противника: если и начнется война, то лучше сейчас.

 Поэтому каждое государство видело преимущество в недолгой, массовой и наступательной войне. Австро-Венгрия стремилась к расширению своей территории на Балканах и хотела проучить экспансионистскую Сербию и ее союзника Российскую империю. Настоящая великая держава все-таки не может со своей стороны допустить, чтобы соседи использовали террористов для убийств членов правящей династии. Но Сербия в свою очередь тоже брала на себя риск войны, поддерживая боснийских террористов, убивших наследника австрийского престола. Сербы надеялись, что после поражения Австрии они будет ближе к созданию Великой Сербии.

 Германия хотела показать себя как надежного союзника и получить уважение соседних государств. Экспансия – не была часть программы действий Германии, но она чувствовала себя изолированной, и соседние государства мало делали для того, чтобы избавиться от этого. Поэтому Германия безоговорочно поддержала Австро-Венгрию. Не для того, чтобы развязать мировую войну, а для того, чтобы доказать, что Германия – серьезная держава.

 Много внимание получает и выступление России. Это справедливо, так как выступление России сыграло в кризисе огромную роль. Россия была серьезно разочарована из-за потери авторитета от действий Японии и Австрии за предшествующие годы. Россия не могла еще раз бросить на произвол судьбы своего союзника Сербию. Поэтому историк Кристофер Кларк справедливо считает мобилизацию в России одним из важнейших моментов в июльском кризисе.

 Франция хотела взять реванш после поражения во франко-прусской войне 1870-1871гг. но хорошо знала, что сделать это только своими силами не получится. После 1870 года Франция была великой державой, но благодаря поддержке Великобритании и России в 1914 году Франция могла действовать более решительно.

 Великобритания все еще была мощной державой, но уже недостаточно сильно, чтобы управлять международной системой. Немцы надеялись на нейтралитет Великобритании, но Великобритания со своей стороны как великая держава была обязана оказать военную поддержку нейтральной Бельгии и своему союзнику Франции.

 В целом, в связи с тем, что никто не хотел уступать другому и в связи с тем, что ни у кого не было альтернативного плана, и никто не призывал враждующие стороны к сдержанности, в начале августа 1914 года армии вступили в бой. Это не было результатом заговора, это было непредсказуемо, и это точно не было природной катастрофой. Это было намного хуже – дело рук людей.

Понравилась статья! Поделитесь в соцсетях!

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи
Автор