Пять гробов в церкви

1602924088-img-20201017-133535.jpeg

До революции, в деревне одной, жил старик. Не верил ни в какую чертовщину, да и в Бога, признаться, тоже не верил. Несмотря на свои восемьдесят лет был он бодрым и вполне здоровым. Любил принять за воротник и мог запросто за какой-нибудь молодкой ухлестнуть. Старуху то свою десять лет назад похоронил. В общем жил этот старче и помирать не собирался. 

Как-то засиделся он у знакомого, в соседней деревушке. На дворе уже темнеть стало. Принял наш старичок на посошок и домой двинулся. Между деревнями километров семь было, но нашему герою это не в тягость. Здоровье то отменное. 

Вот идёт он не спеша. Солнце уже закатилось. Только багровое марево освещает горизонт. Тихо стрекочут кузнечики; в лесу, что зеленой стеной высится справа, ухает филин; откуда-то со стороны болот плачет выпь. Старик шагает бодренько. Дорогу к дому твердо знает: с закрытыми глазами может найти. 

Прошагав километра три, замечает он вдруг, что слева от тропинки, на небольшом взгорье стоит маленькая церквушка. Все бы ничего, да только церкви то этой никогда в этом месте не было. Старик несколько опешил. Но в силу своего неверия во всякое потустороннее, ничуть не испугался. Наоборот, заметив, что в окнах церкви горит огонь, он смело подошёл к ней и заглянул внутрь. Перед глазами его предстала мрачная картина: посреди церковной залы, на колченогих табуретах, стояли пять гробов. Тусклый отблеск свечей, дрожащий на их крышках и прыгающий по стенам церкви, придавал этой картине ещё больше жути. 

Тут из-за аналоя показался священник. В правой руке он держал дымящееся кадило, а в правой большой требник. Лица его невозможно было различить, пока он не вышел на середину зала и не встал напротив гробов. Тут наш старичок маленько и струхнул. В батюшке он признал отца Михаила, который почил лет уж тридцать назад. Однако старичок не поддался робости и убедил себя, что этот священник просто похож на покойного.

Меж тем, батюшка открыл молитвенник и помахивая кадилом стал читать заупокойную. Несмотря на закрытое окно, старик ясно различал слова, которые рассыпались мрачным эхом и исчезали под сводами церкви. Минут через пять, после начала отпевания, крышки на гробах вдруг задрожали и стали падать на пол, одна за другой.

Тут уж наш старичок испытал настоящий страх. В каждом гробу лежал знакомый ему мертвец. В первом, слева, он узнал Ваньку Репина, который повесился у себя в сарае лет пять тому. Во втором: Анисью Угреву, утопившуюся в пруду.В  третьем: Карпа Игнатьева застрелившегося, узнав об измене жены. В четвертом лежал убийца Петра Окунева, своего отца, Матвей Окунев. В пятом же расположилась Анька Самоварова, удушившая собственного ребенка. 

Несмотря на обезображенные тленом лица, старик узнал их всех. Все совершили смертный грех и были похоронены без отпевания за оградой кладбища.

Но что происходило сейчас в этой жуткой церкви? 

Покойный отец Михаил, при жизни очень добрый и набожный человек, отпевал мертвых грешников. Пока шла молитва, безобразные мертвецы страшно корчились в своих гробах. Храм наполняли их чудовищные крики и визги, перекрывая время от времени голос священника. Чем ближе к концу была молитва, тем неистовее бесновались покойники в своих гробах. Когда же священник закончил, мертвецы разом успокоились и превращаясь в прах, стали проваливаться вместе с гробами сквозь пол, а к потолку церкви потянулись белые облачка. Было их ровно пять. Вслед за покойниками в воздухе стал растворяться и отец Михаил. Когда все исчезло, разом погасли все свечи. Старик, обескураженный и сильно напуганный увиденным, отошёл от окна. Строение церкви, в темных сумерках, задрожало и рассеялась будто пыль от ветра.

Старик бросился в деревню. С тех пор стал он набожным, принял крещение, а перед смертью явился к нему дух отца Михаила и успокоил его душу.

Понравилась статья! Поделитесь в соцсетях!

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи
Автор