Философия Луны. Возникновение жизни. Образование оргазмоида

Статья IX

 

В предыдущей статье: «Как правило, в частицах более тяжелых чем водород, с большим количеством ядер, все электроны самодублированы по внутреннему состоянию». 

Где вместо «ядер» должно быть указано «протонов» (и нейтронов), но дело в том, что любая тяжелая частица непроизвольно делится сама в себе на «сектора» или «районы»; она сращивалась из частиц, она не сразу была такой «множественной» в ядре своем. Получается, есть признаковое ядро, как такой сектор, и есть ядро как таковое, являющее всю структуру протон-нейтронной связки, во всем их количестве. 

Отчего можно утверждать про «районы»? Очень просто: чем больше протонов в ядре, тем оно менее устойчиво, посему, природа ищет пути наращивания. А для этого нужно делить на районы такое ядро, на «признаковые ядра»: в одном случае это 2-5 протон-нейтронов, в другом10-15... может даже 16.

Еще больше? Начнут размазываться сии районы, как будто «распадаться». И здесь, далее, природа ищет способ чтобы «не распадались» районы ядра. 

К чему это? Есть две причины:

1) Важно понимать, что природа весьма структурна на всех уровнях своей организации, в «каждую щель» она старается «впихнуть» систему, организацию, расчет... Это понимание поможет «разглядеть» лучше тайны первичных планетарных процессов.

2) В этих «районах» кроется секрет «универсального генератора энергии», если говорить в общем. 

То есть, атом нет нужды расщеплять... Его нужно лишь правильно поколебать, чтобы районы сместились... Восстанавливая себя «до правильной формы» он выдаст эквивалент энергии, причем, по экспоненте почти, или в затухающей цепной реакции, и мягко, плавно... статично. Без побочных эффектов радиации и прочее, и почти с таким же полезным коэффициентом.

Еще раз: тяжелый атом собирался из частиц типа водорода. Есть память сборки, иначе, будь он такой в готовом виде сразу, его невозможно было бы реструктировать, расщеплять и прочее.

Есть память сборки, и есть природное правило «областей», то есть, правило рационального подхода. Чтобы сделать частицу еще более весомой, и, соответственно, более прочной (природа именно этим и занята, «мечтая вырастить атом с планету», спонтанно и слепо, она и сама, в общем-то не знает, что мечтает о таком, но мы-то природу можем понять).

Представим «катамарановый остров» из плавательных средств, они гибкой связью соединены, и наращиваем еще и еще, вширь. Нам придется в конце концов учитывать «контуры» областей, определять какие-то группы судов, что соединены в определенном месте «острова», дабы изучать поведение всей «флотилии» во время шторма, например... для того, чтобы делать более устойчиво каким-то образом все это образование, и дабы наращивать далее, не наобум, а с научным подходом... то есть, рационально.

Дело в том, что по-любому присутствует некая неравномерность, и допустим, с одного края если идет волна, то вся конструкция начинает «опасно вибрировать»; с других сторон все нормально как будто, а с этой вот так. И мы будем думать, выделяя какие-то области, контурно-условно, чтобы... может где лишний переходник установить, в правильном месте, который возьмет на себя нагрузку от действия волны с того опасного края...

И вибрация прекратится, можно наращивать еще.

 

Это теория, на счет «областей»? Да, конечно. Даже гипотеза. Или пусть так — фантазия.

Не всякое предположение следует воспринимать на веру, а прежде исследовать: логикой, знанием, потребностью такового исследования... а то может там и говорить не о чем... (дабы не тратить драгоценное время на ерунду).

 

Земля (вид материков мог иметь немного другую конфигурацию).

Фото: pixabay

 

Луна

Фото: pixabay

 

Вернемся к океану. 

Прежде всего известно, что Земля не совсем шар, она слегка «помятая» — если убрать воду. Ведь понятно, что океаны и моря располагаются во впадинах земной поверхности. Луна, например, прямо-таки шар, без «особых» неровностей. И это логично, на ней нет воды. Но дело в том, что при образовании планеты вода гравитацией не учитывается. Она может быть во внутренних пазухах, допустим, подземных морях, и т.д. А суть в том, что при формировании под действием общей гравитации образующейся системы, Земля действительно не смогла во вращении стать идеальным шаром.

Это связано с «кольцом омикрона», на котором имеется «гравитационное вихляние», и сам путь обращения вокруг звезды парный, один ровный, другой со смещением. Происходит в самом-самом начале образования разделение на два объекта, один из которых более весом, и становится ведущим, другой ведомым, но и более образованным как шар. А Земля остается с рытвинами поверхности, которые заполняет вода.

И для образования жизни важен этот водный массив, а не просто «растекание по пазухам», что разрознены, заглублены.

Почему важен массив? Потому что у массы океанов, что слиты как в один океан, есть собственная гравитационная масса — текучая. Что в немалой степени оказывает влияние на образование первой клетки в еще очень горячем океане.

Так вот, более точно если, Земля, будучи еще сгустком слипшегося вещества, густым киселем, постепенно затвердевала, одновременно сильно сотрясаясь от ядра, что находится в «капкане» парно-гравитационного «кольца омикрона». Что привело к вспучиванию некоторых областей, и общей неровности по поверхности. Выстреливаемый от области ядра, через протоки, пар осел, вернувшись с орбитального потолка, стал водой, только кипящей... Кипение воды на протяжении миллионов лет дополнительно придало всей водной массе свойство «гравитационного редуктора», почти самостоятельного от массы всей планеты в ее твердом, не текучем основании. 

То есть, на самом деле, не Луна вызывает отливы и приливы. Но участвует в этом? Да, конечно, как бы признаково. Посему, что будет, если Луна оторвется от Земли, перейдет на удаленную или ближнюю орбиту. Будет «неприятно», разумеется, но есть ли смысл говорить прямо-таки о катастрофе, вопрос непростой.

Возможно что и нет.

Ибо планета («Земля») есть самодостаточный субъект «гравитационного права». В некотором смысле сама себе хозяйка.

Только без Солнца все живое погибнет.

Чем же вызваны приливы и отливы? И, видимо, неравномерностью дна океанов, водная масса которых стремится к цельной форме, да, как бы «хочет стать шаром», зависшей в пространстве круглой каплей. Надо ли рассматривать данный факт, или предположение, в связи с ПСМ? Отчего же не рассматривать... если психосфера стадийной мерности, метафизически-зеркально «обтекает» все физические процессы на планете. Печатает их в себе, или собой, сохраняет на уровне квази-энергетического фона не совсем физической природы. 

То есть, ПСМ, это «главбух» природы. Записывает, фиксирует, высчитывает... Только в основном вся сия «писанина» тут же сваливается в архив, природа — на уровне конкретно физических величин и явлений, не сильно-то туда и вглядывается. Тем не менее, в каких-то вопросах, особенно в начале формирования планетарного, результаты «записей» могут быть весьма существенны для общепланетарной реальности.

ПСМ даже звездное окружение отражает собой... — настолько чувствительна.

Как бы — «копирует в себя» ближайший, а может и дальний космос... (неким размытым остатком, хотя размытости неприемлемы с позиции общего природного рационализма).

Таким образом, от начала формирования, ПСМ фиксирует состояние Океана, как кипящую текучую массу, что претендует на «собственную» гравитацию. 

Гравитационная модель, к слову, есть и у любого озера, размеры которого достаточны для сего, у (большой) реки...

 

Океан начал остывать, по показанным ранее причинам в нем стали образовываться одноклеточные сгустки живой материи, что тут же погибали... — процесс «дефрактации», условно назовем так сей шквальный фронт волны возникновения одноклеточных субстанций.

Соль изотермическая ловушка для молекулярных систем охлажденного состояния, она «бежит» от низкотемпературного спазма материи, то есть, находясь в контакте с таковым разрушает изотермические связи молекул, как например при контакте со льдом. Это значит, что ее формула возникала в некоем довольно горячем состоянии среды — и именно что через живое ядро клетки, которая возникнув, тут же погибала, выделяя «пену», как остаток «сварившегося» ядра. Не сама эта пена соль. Но это субстрат для взаимодействия с минералами, отчего и образовывалась соль как таковая: в нем сохранялась сила потуги только возникшей клетки выжить в кипятке. Этот субстрат был органическим соединением целиком и полностью. 

 

Итак, вода остывала, возникшие клетки учились выживать в еще горячей массе ее, с образованием как пленки ядра (кокон), так и внешней оболочки. Потом они начали делиться, с образованием и самостоятельных одноклеточных, и колоний клеток, которые...

 

...постепенно становились ОРГАЗМОИДАМИ.

Такое название неспроста (с корнем «оргазм»), потому что все их движение было именно «оргазмическим».

Почему. Потому что тесное соседство в колонии всех клеток, с определенного момента наращивания, приводило к экстатической волновой флуктуации «организма»: от взаимовлияния друг на друга в общей массе, ибо каждая отдельная клетка ощущает и себя, и тут же... как бы всю массу колонии. Значит? Она «ощущает себя во множестве»! Как тут не... экзальтировать.

Почти состояние «счастья» (но мы все равно не поймем, если по-серьезному).

 

Дело в том, что данная экзальтация спасала центральные клетки всего сгустка колонии от гибели в истощении, так как питательные взвеси поглощались периферийными клетками, до сердцевины не доходило ничего, ибо не было пищевых протоков, организм не был именно что организован.

Потому что в самом центре в конечном итоге возник мозг, и с этого «момента» оргазмоид стал превращаться в организм.

Понятно что клетки мозга, такие как нейроны, весьма чувствительны, они способны охватывать организм целиком. И вот почему это так: изначальная экзальтация при формировании — от соматизма в самоощущении у каждой центральной клетки; самая центральная (она же и самая первая, от деления которой пошло все остальное) самая чувствительная, самая голодная, самая реакционная... дальше от центра эти качества в клетках убывают, вплоть до периферии, где «окопались» обжоры.

Значит? Нейрон прежде всего очень голодная клетка, ей все мало — но, в уже совершенном состоянии, в смысле энергии и информации. И очень устойчивая, потому природа не сильно озаботилась восстановлением нейрона. Однако, на самом деле, восстановление возможно, только нужна стимуляция для сего извне.

Прежде всего нейрону запрещено делиться, потому что это «вредная тенденция» — (как отвлекаться на деление во время работы важной по управлению), и также, дополнительно, качественен тот нейрон, что возник симметрично с образованием и рождением самого организма (человека, или животного). Разумеется, в природе всякое возможно, и все, в общем-то относительно. Посему, есть примеры образования нейронов у взрослых особей (из стволовых клеток, например).

Почему клетки сердечной мышцы не делятся? Во избежание сбоя работы сердца, надо полагать. Потому что сердечный ритм весьма искусно выверенный алгоритм функционирования (организма в целом). Но можно ли как-то решить проблему? И это вопрос к медицине будущего, наверное, можно, без побочных эффектов искажения ритма далее по жизни. Время покажет.

 

Итак, оргазмоид экзальтирует, в основном по центру сгустка колонии, и самые центральные клетки, оголодавшие так сильно, что не помогает и «экстаз», начинают все более уверенно пытаться пожрать соседние клетки.

Как помним, еще до образования многоклеточных структур, самостоятельные клетки блуждали в потоках водных, питаясь взвесями молекул, и иногда натыкаясь друг на друга, несколько слипаясь («недоуменно») и расходясь, влекомые потребностью поглощения взвесей, «не понимая что происходит» в моменты таких встреч. 

То ранее. А теперь, в клеточной колонии клетки сердцевины «сатанеют» от голода, они истощены. И во всем своем бессильном протесте... как-то измудряются... втянуть «в себя» соседнюю клетку и «раскусить» ее ядро. Расщепить, вернее. И при распаде уже умершей клетки на молекулярные инертные составляющие, забрать все это в себя, временно насытившись, а так же, конечно же, невольно поделившись сиим пиршеством с другими, которые тут же, такие же голодные.

Такие же, да не совсем. Менее активные, и получается, что есть клетка по самому центру, что прямо «Шерхан», а есть другая, рядом с ней, что... «шакал Табаки». Которую рано или поздно активная так или иначе пожрет. Особенно «заметив» вора. 

Что же мы видим? Именно с данного момента и начинается образование нейрона, ибо прежде чем пожрать, активная клетка-голодуха потянется к воришке, сделает попытку потянуться как бы отростком. Как выглядит нейрон детально можно посмотреть в специальной литературе.

Но для чего тянуться — причем, прямо от ядра, будто прострел происходит в сторону той наглой клетки. И дело в том, что до этого она сама «решала» куда напасть, чтобы пожрать (раз уж перешла барьер особой стойкости и усилия, ибо пожрать другую клетку практически нереально, а также до этого она только делилась... как же совершить обратный процесс?)... а тут как бы вынуждено — извне. Усложняется проявление ее. Она интенсивно эволюционирует.

Теперь прострелы идут спонтанно, «ища вора».

А расправляться с соседями для «покушать» она научилась, уже прямо мастер.

 

Фото: pixabay

 

Нейрон вытянут, это общая «проекция» хватания, что от начала генезиса. Он дублирует сам себя, в срединной части «замышляя» свободную проекцию еще в какие-то стороны, то есть, чтобы разрастаться по сторонам «в случае чего»: ему важен охват.

Итак, кушая соседние клетки, и учась быть ищейкой, сия клетка становится весьма рациональной, начиная упорядочивать свои внутренние реакции, «следить за собой» прежде всего. И таким образом постепенно проникает, пронизывает весь организм, охватывает его.

Но нейрон-то не один в мозге... поэтому возникает нервная система, как рельсы с поездами, а нейрон становится как «депо», или «база», конечным пунктом, последней инстанцией, доминирующим звеном всех процессов.

 

Последний штрих образования организма в сем кратком описании.

«Проблема» первой и самой голодной клетки в том, что она и самая ярая, самая активная в смысле пожирания соседних. Которые также учатся сему «клеткоедству», но они менее успешны. А первая превосходит их на порядок, она и старше, и мощнее, и целеустремленнее. В общем, они ее свергают, начиная выдавливать, передавая по всей колонии сигнал на выдавливание. 

Таким образом она оказывается в районе оболочки, проложив своим движением канальный след... который закреплен как канал потому, что от центра всем клеткам шел сигнал на выталкивание этой. Да, она пыталась кусаться, но ей было неудобно это делать, ибо раньше она не делала сего в движении. (К слову, данная потуга клеток по всему обводу канала впоследствии закрепится как перистальтика). 

Не успевает никакую клетку «цапнуть» как следует, хотя следы «укусов» оставляет.

И память колонии (электронная, в ядрах клеток) фиксирует данный проход этой «страшной клетки» как... канал, который нельзя заращивать, заполнять. Вернее... так: они (клетки) «боятся» сего канала, и отжимаются от него подальше.

Мы теперь понимаем, как возник желудочно-пищевой тракт, и вообще центральный канал или стержень, потому что по этому же вектору будет нарастать скелет, начало которого берется именно отсюда (позвоночник возникает первым).

Но почему? Снова — потому что клетки начинают выделять «пену» от натуги «убегания», ведь остальные клетки в толще колонии толкают их в канал, они сопротивляются (неимоверно), цепляясь друг за друга по обводу, непроизвольно создавая окружную опору, и это место по всей линии «цементируется» с образованием кости в некотором промежутке канала. Как выглядит реберная область? А почему так? 

Тут же «окопается» и центральная нервная система и все прочее.

Что же далее с отторгнутой клеткой-вампиром? 

Она вытеснена таким образом, что оказывается в некоей пазухе, и не вне оргазмоида, и не внутри, клетки ее сторонятся, и она плавает в «аквариуме», а если пытается подходить к стенкам, то живая стенка эта возбуждается, и «отхлынивает» от нее. А если будет напирать? Да... может попытаться, но ей надо есть, и с другой стороны «мешка» в котором очутилась, клетки, испытав «чувство натяжения» с другой стороны, будучи частью общей «шаровой» стенки, начинают «плеваться» некоторым избытком пищи, которую берут извне (это уровень самой оболочки, здесь пир горой непрерывно). В обычном случае они этот избыток постепенно усвоили бы — который «нахомячили» — но... от «испуга» начинают терять его, выталкивать вовне. А сия клетка «нейрон»! У нее чувствительность ого-го! И посему, не двигается дальше, а обращается вспять, чтобы подобрать появившиеся в «тюрьме» взвеси.

Почему оргазмоид ее совсем не выкинул? И — не смог, она же сопротивлялась. Вернее, так: до самого последнего, крайнего стеночного предела из клеток (остается два-три слоя) и это уровень «оболочки», она не дошла, ибо образовался мешок ее заключения, и описанный процесс «игры в дразнилку».

Почему образовался мешок? Потому что оргазмоид ощущает свою целостность и страшится также разрыва оболочки.

Речь идет о колонии-сгустке где уже... десятки и сотни тысяч клеток.

 

Понято что оргазмоид таким образом перешел на новую стадию своей эволюции, в самом центре наводится порядок, будущие нейроны постепенно забывают «побоище», в основном от того, что по укрепившемуся каналу поступает некоторый остаток питания от клеток, что к каналу примыкают, что его образуют.

Но как? Ведь чем дальше от оболочки тем меньше питания! Это верно, но дело в том, что от любого поглощения бывает отход, который выдают внешние клетки, и этот отход, шлак, как продукты распада, перерабатывается вплоть до центральных самых клеток (то есть, и им перепадает что-то). К тому же, клетки внешние все более становятся гурманами, они выбирают, не всякое всасывают, но и не отпускают, и молекулярное «млекло», отслаиваясь от избытка своего, как бы стекает внутрь всей колонии. 

Таким образом возникла функция желудка, в котором определяется разница между продуктами распада и целостной органикой — работой желудочного сока, который и есть наипервейший определитель таковой разницы, и ее вершитель, ибо осуществляет переваривание таким образом, расщепляя (надо же знать что именно расщеплять).

 

Вот, самое общее описание возникновения и развития сложного живого организма. 

И... да, та самая первая «клеткоядущая» стала яйцеклеткой: женской.

А... мужской? 

 

С определенного момента, как научилась пожирать соседние клетки, такая «умница» разучилась тут же делиться, что как бы естественно в таком случае.

Так вот... в мешке уже... выпихнутая всей колонией, — поделилась! И образовала две ниши-мешка, все-таки умудрившись пробуравить стенку из клеток, очутившись своим «клоном» в другой нише. А дальше? Процесс не пошел, потому что так обмануть «стеновые» клетки можно было только один раз.

Они же потом лягут в основу клеток стволовых — образующих.

 

А почему — «домашнее задание», для подумать.

 

При дальнейшем делении сия «двунишевая» клетка во всех клонах своих забывает постепенно и начисто свою прожорливость относительно «сородичей», и все в этом смысле успокаивается тут.

Постепенно некоторый диссонанс между нишами приводит к выпиранию вовне, через оболочку, с образованием мужской особенности. В женской клетке, с одной нишей, так же происходит обратный процесс, она забывает что была «каннибалом», и испытывает потребность поделиться... только сама не может.

Но почему «мужская» (которая и не мужская, а «просто» пока еще) поделилась сама, а эта нет? Назовем это случайностью, шансы равны на самом деле. Но что-то повлияло так, в одном случае, а в другом что-то иначе. И далее женская особенность закрепляется. 

Значит, надо чтобы мужские клетки половой функции попали к ней? — делясь они уже не слипаются в колонию, а наоборот убегают от сего.

Нужна встреча двух оргазмоидов-организмов, и плотный контакт. Но как?

 

С выпиранием вовне «мужской особенности» с весьма активными клетками, что пытаются как-то приспособиться к движению, изловчиться, чтобы резко двигаться, — и попадают во внешнюю среду, достигая иногда «лона» соседнего, гм, женского оргазмоида (конкретно женского в нем пока что область сей пазухи, что заключила опасную клетку).  

Дальше, вроде бы, понятно. 

Толчок извне «родственной клеткой»-живчиком, встряска, и сумасшедшее деление, с образованием приблизительной копии данного оргазмоида. Родившееся подобно родителю лишь процентов на шестьдесят. Так было в самом начале, вот откуда такое разнообразие видов.

 

 

 

 

 

 

 

Понравилась статья! Поделитесь в соцсетях!

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи