Что было дальше с Человеком-амфибией?

 https://paypress.ru/uploads/2020/03/1584021076-.jpeg

Пролог.

     С тех пор как Ихтиандр, из-за болезни легких лишенный возможности подолгу находиться на суше, скрылся в морских глубинах, прошло уже около двух лет. Все это время Ихтиандр был лишен возможности видеться с отцом, за которым была установлена слежка, и прятался на далеком острове, на котором жила семья старого друга Сальватора - французского океанографа Армана Вальбуа. Однако  вопреки первоначальным прогнозам болезнь легких у    Ихтиандра стала быстро прогрессировать.

  Сальватор знал: необходимо во что бы то ни стало выждать время, дабы успокоилась взбудораженная слухами о «морском дьяволе» пресса, и история загадочного человека-амфибии постепенно перешла в область полузабытых преданий... Тем не менее он  настойчиво искал способ спасения сына.. В конце концов у него осталась последняя надежда на то, чтобы вернуть Ихтиандру способность жить не только под водой, но и на земле, - талант  русского профессора Волина. С Волиным, тогда еще профессором Московского университета, Сальватор познакомился еще в 1913 году, на научной конференции в Париже ...  Тот по праву считался одним из лучших специалистов в области хирургии и трансплантации, и Сальватор полагал, что только этот русский  ученый сможет помочь Ихтиандру... 

                                        Это было у моря...

     Жарким июньским вечером 1938 года  главный хирург феодосийской городской больницы Валерий Михайлович Волин не спеша возвращался с работы домой. Поблескивая стеклами старомодного пенсне и помахивая совсем не по погоде прихваченным  с утра зонтиком, он шел по набережной мимо санаторных корпусов, как всегда любуясь восхитительным морским пейзажем. Дойдя до гавани, профессор Волин остановился, чтобы покормить чаек заранее припасенным хлебом, но вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Он обернулся и увидел человека в морской форме. Моряк молча протянул Волину небольшой конверт и, не обращая ни малейшего внимания на удивление профессора, тотчас же удалился ...

      Убедившись, что письмо адресовано ему,  Волин сунул конверт в карман  белых парусиновых брюк и  открыл его только оказавшись у себя дома - в уютном особняке на окраине Феодосии. Это было письмо профессора Сальватора, в котором он рассказывал печальную историю Ихтиандра и умолял помочь своему сыну...

     Профессор Волин уже дочитывал последние строки письма своего коллеги, когда в комнату вошла его дочь Александра.

- Ты знаешь, Сашенька,  у нас наверное скоро будут гости! - Профессор Волин отложил в сторону пенсне в тонкой позолоченной оправе на овальный стол с затейливой инкрустацией. - Не возражаешь?

- Кто-то из твоих коллег? - без особого энтузиазма в голосе спросила Александра.

- На сей раз не угадала! Это сын моего давнего знакомого из Латинской Америки, симпатичный молодой человек, который хочет у нас подлечиться...

- Ну,  конечно, здоровые молодые люди докторами не интересуются...

- Сашенька, это не совсем обычный молодой человек... Вот, прочти, пожалуйста...  - Волин протянул дочери письмо.

Александра нехотя взяла листок, но прочтя письмо до конца, стала заметно серьезнее.

- Папа, но это же опасно! Твой  Сальватор совершенно не знает нашей жизни. Нет, ты представь себе хоть на минуту: у нас нелегально поселяется иностранец! Допустим, нам удастся его спрятать, или выдать за дальнего родственника из Москвы... Но он же совсем не говорит по-русски. Любая оплошность и... А кроме того я, как дипломированный хирург (получив неделю назад  врачебный диплом, Александра по каждому удобному случаю подчеркивала свой профессиональный статус, столь не совпадавший с ее легкомысленной внешностью стройной голубоглазой блондинки), ответственно заявляю: операция по пересадке легких  в условиях нашей городской больницы вполне может закончиться летальным исходом...  Очень тебя прошу, забудь об этом письме...

Александра нервно прошлась по комнате к окну...

- Мой врачебный долг - помочь человеку, попавшему в беду. Думаю, если бы была жива твоя мама, она бы была на мой стороне... -  голос профессора Волина зазвучал довольно резко. 

- Боже мой, только вот маму не трогай, - Александра, напротив, перешла почти на шепот. - Я понимаю, что ты как всегда уже принял решение. Что ж, давай рискнем...

Профессор Волин подошел к дочери и обнял ее за плечи...

 

                             Яхта «Палома».

За время, проведенное  на  океанском  острове, Ихтиандр часто вспоминал  встречи со своей первой любовью Гуттиэре , но с каждым месяцем эти воспоминания словно поглощались просторами морских глубин. Казалось, Ихтиандр снова обрел гармонию подводного мира: он часами играл с рыбами и дельфинами, собирал огромные раковины и лишь изредка, насколько ему позволяли больные легкие, выходил на берег острова, чтобы  провести время в теплом кругу семьи океанографа Армана Вильбуа. Он очень скучал по отцу,  но яхта «Палома», на которой один из преданных друзей  Сальватора - Санчес тайно доставлял на остров продукты и письма, приходила очень редко...

Ихтиандр обычно замечал «Палому» издалека . Вот и на сей раз он радостным взмахом руки встретил Санчеса, ловко управлявшего парусом изящного судна. Через несколько минут яхта подошла к берегу острова, и Санчес протянул Ихтиандру письмо отца.

«Дорогой сын, - говорилось в письме. - Я чрезвычайно обеспокоен состоянием твоего здоровья. Судя по симптомам, описанным тобой и Арманом, болезнь твоих легких можно вылечить только путем их пересадки, иначе ты просто можешь умереть...  

К несчастью,  за мной продолжается слежка, и у меня нет никакой возможности сделать эту операцию самому. Вот почему я послал письмо моему русскому коллеге профессору Волину с просьбой помочь тебе снова обрести дыхание полноценной жизни. Профессор Волин -  один из лучших специалистов по трансплантации - согласился принять тебя инкогнито у себя в доме, в Крыму. Санчес на своей яхте доставит тебя на борт грузового парохода, отправляющегося  в Россию. Капитан этого парохода - один из моих бывших пациентов. Когда-то мне удалось вернуть его буквально с того света...  Знай, мой мальчик, ты можешь всецело положиться на капитана Родригеса, он сможет доставить тебя в Россию целым и невредимым. Я не знаю, как скоро мы увидимся снова, но я очень тебя прошу  подчиниться моей отцовской воле. Надеюсь, ты помнишь мои рассказы о России, о том, что люди этой страны строят сейчас небывалое в истории планеты свободное общество. Я никогда там не был, но верю, что там ты обретешь новых друзей, здоровье и счастье...  Благословляю тебя, мой мальчик! В добрый путь!

Любящий тебя отец.

P.S. Я надеюсь, что с помощью капитана Родригеса я смогу иногда посылать тебе письма...».

- Я должен передать твой ответ профессору Сальватору как можно быстрее, - сказал Санчес, закуривая трубку. - У меня мало времени...           

    Ихтиандр помедлил несколько мгновений...

- Отец прав, больной Робинзон - не самый лучший вариант Робинзона. Передайте ему, что я согласен. Только подождите еще несколько минут, я  хочу  написать ему ответ...

                             Ночная встреча.

Получив с очередной оказией второе письмо от Сальвадора, профессор Волин захватил с собой  на работу небольшой пакет с летней одеждой. После традиционного обхода больных, двух не очень сложных операций и работы над статьей для столичного медицинского журнала Волин  в условленный вечерний час вышел на улицу. Уже смеркалось,  и лишь негромкий треск цикад нарушал тишину засыпавшего города. Волин прошел мимо пляжа, откуда раздавались веселые голоса подвыпивших любителей ночных купаний, затем обогнул гавань и вышел на пустынный каменистый берег, совсем рядом с его домом, стоявшим вдалеке от соседских особняков. Как всегда здесь не было ни души. Волин не спеша разделся и, боясь оцарапаться о камни, медленно зашел в воду. Он  с удовольствием проплыл несколько метров, затем вернулся на берег, укутался большим белым полотенцем и стал прохаживаться вдоль кромки морской волны. Так прошло наверное минут сорок...  Волин стал уже заметно волноваться, но тут наконец неподалеку от берега показалась голова пловца, а спустя пару минут навстречу профессору прямо из морской пены вышел  высокий молодой человек весьма приятной наружности.

«Профессор Волин». Эти слова, понятные на любом европейском языке, лучше всякого пароля дали знать Ихтиандру, что ему нечего опасаться.

- Здравствуйте, профессор, рад с вами познакомиться. - сказал Ихтиандр по-французски. - Мой отец написал мне о вас много хорошего...

- Не будем терять времени, молодой человек, вытирайтесь, я принес для вас одежду...

Вскоре профессор Волин и его спутник  были уже дома...

Александра встретила ночного гостя довольно холодно, всем своим видом давая понять, что все ее поведение - лишь вынужденный компромисс с безумной затеей отца. Поздоровавшись с  Ихтиандром легким кивком головы, она пригласила отца и гостя в гостиную.

- На каком языке предпочитаете говорить?, - спросила она у Ихтиандра по-английски с вежливой улыбкой.

- Мой родной язык - испанский, - несколько смущенно ответил юноша. - Но я свободно говорю на английском и французском, немецкий и португальский знаю, к сожалению, значительно хуже, а вот русского не знаю совсем...

- Ну, что ж, если вы не возражаете, в ожидании ваших дальнейших лингвистических успехов давайте говорить по-французски. Мой испанский оставляет желать лучшего, а папа - большой любитель языка Вольтера и Бальзака...  Не так ли? - Александра многозначительно повернулась в отцовскую сторону.

- Французский - моя слабость еще с университетских лет. -  профессор Волин подошел к окну и задернул занавеску. - И теперь, когда язык нашего общения определен, я предлагаю вам, молодые люди познакомиться. Это Ихтиандр, сын моего старого знакомого профессора Сальватора. А эта англоманка и дипломированный врач - моя дочь Александра...

Александра и Ихтиандр улыбнулись, по-видимому, не зная, как продолжить разговор... 

- Сашенька, - прервал паузу Волин, - наш гость, вероятно, устал с дороги. Время уже довольно позднее. А утро, как известно, вечера мудренее. Покажи , пожалуйста,  Ихтиандру его комнату, а все серьезные разговоры отложим до завтра...

- С превеликим удовольствием, папочка, - Александра  проводила Ихтиандра в его спальню и тотчас же вернулась в гостиную.

- Надеюсь, вам никто не встретился по дороге? - спросила она у отца.

- Не волнуйся, кажется, нам удалось сохранить инкогнито. Но на всякий случай, ты помнишь: этот молодой человек, сын наших московских знакомых, приехал к нам отдохнуть и подлечиться...

- Папа, ты знаешь, я ведь до последнего часа надеялась, что ваша с профессором Сальватором затея сорвется... Ты все продумал ? Где ты возьмешь донора для операции? Как сделать ее в тайне от всех?

- Сашенька, конечно, у меня есть план, - профессор Волин заметно разволновался. - Но ты права, в ожидании донорских легких могут пройти недели, быть может, месяцы...

- И все эти месяцы мы должны будем его поить и кормить, постоянно при этом улыбаясь... Доброе утро! Как спалось? Не желаете ли чаю?... Не забывай при этом, что при его легочной болезни ему нужно будет большую часть суток проводить в море...

- Сашенька, уверяю тебя, не стоит так переживать. Обещаю тебе, что все будет нормально...

- Да ладно уж. Как говорится, коготок увяз... - горько пошутила Александра. - Ладно, папа, утро вечера мудренее. Она пожелала отцу спокойной ночи и ушла в свою комнату.

Оставшись один, Волин еще долго сидел в кресле, мысленно взвешивая все «за», которых было не слишком много и «против», коих было в избытке. Самое сложное было, конечно, получить здоровые донорские легкие. Несчастные случаи в  Феодосии, лишенной шумного городского движения, происходили довольно редко, да и оперировать в клинике, пусть даже и ночью, было небезопасно...

                  Сон Ихтиандра

Первая ночь, проведенная в доме профессора Волина была для Ихтиандра довольно беспокойной. Ему снилась принцесса подводного царства - красавица Гуттиэре в белоснежном наряде невесты. Она улыбалась Ихтиандру и, ласково касаясь его губ, журила его за измену: «Ах, Ихтиандр, Ихтиандр, зачем ты покинул меня и уплыл в далекие края, зачем влюбился в эту русскую блондинку? Ведь мне так скучно и холодно без тебя в Нью-Йорке, где даже вода в океане свинцового цвета...». Ихтиандр пытался что-то возразить, но Гуттиэре мешала ему своими поцелуями, увлекая его с собой в глубину океана. Вода вокруг них становилась все темнее и холоднее. Но вот открывались двери грота и они оказывались в доме профессора Сальватора...

«Ну, наконец-то, дети мои, - радостно встречал их на пороге Сальватор. У нас уже все готово. Гости собрались в парадном зале и ждут вашего появления».

«Боже мой, - всплеснула руками  Гуттиэре. - Мы чуть не опоздали! Ихтиандр, пойдем же скорее!».

Под торжественные звуки органа  Ихтиандр и Гуттиэре по сверкающим паркетным узорам вошли в парадный зал и поклонились гостям, среди которых были и профессор Волин с дочерью.

«Дамы и господа, - голос профессора Волина  звучал в полной тишине отчетливо и торжественно. - Я предлагаю поднять наши бокалы за союз двух вечных стихий планеты - Воды и Земли, за нашу прекрасную пару новобрачных!».

Раздался звон хрустальных бокалов, и в этот самый миг посреди зала оказались   загорелые люди с гигантской сетью. В одном из них Ихтиандр тотчас же узнал Педро Зурита, в другом - старика Бальтазара. Они ловко накинули сеть на Гуттиэре и поволокли ее к выходу. Ихтиандр бросился на ее защиту, но между ним и  похитителями внезапно возникли стальные прутья решетки, сквозь которую хлынули потоки воды. Ихтиандр с ужасом видел, как с катастрофической быстротой прибывает вода, и как гости, собравшиеся на свадебное торжество, беспомощно барахтаются морском потоке, пытаясь выбраться на поверхность...

« Мальчик мой, теперь ты, надеюсь, понимаешь, почему я превратил тебя в амфибию», - кричал сквозь шум профессор Сальватор.

Ихтиандр сделал отчаянную попытку разогнуть прутья решетки, но внезапно почувствовал, что задыхается, и... проснулся в доме профессора Волина. Ихтиандр приподнялся с постели: у него кружилась голова, и дышать в самом деле было очень трудно. Он медленно вышел в коридор, не без труда нашел выход из дома. Уже начинало светать. Ихтиандр спустился к каменистому берегу и окунулся  в прохладную морскую воду, ему мгновенно стало легче, боль отступила. Ихтиандр проплыл несколько метров под водой, затем вышел на берег, оглянулся вокруг и быстро вернулся в дом.

Через пару часов в его комнату постучал профессор Волин, который, пожелав ему доброго утра, пригласил на завтрак и сообщил, что вместе с Александрой уходит в клинику и просит на время их отсутствия не выходить из дому, никому не открывать дверь и не отвечать на телефонные звонки...

Александр Федоров

 

Понравилась статья! Поделитесь в соцсетях!

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии
Владимир Мосейчук - 15 марта 2020 13:45 - Ответить

Крутой фанфик

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи
Автор