Я всё делаю не так и оправдываюсь тем, что хотела как лучше

Я всё делаю не так. И вот пожинаю плоды своей неразумности. Но я же хотела как лучше… У меня всегда такие оправдания. Даже когда задним умом понимаю, что была не права.

Летом ведь всякие зоозащитники убеждали, кричали, вопили: «Не надо кормить уток, люди!», «Горожане, одумайтесь!», «Позаботьтесь о судьбе этих птиц!». Якобы из-за того, что жители города подкармливают уток - да ещё как пичкают этих водоплавающих - птицы позабыли про свою перелётную сущность, который год не улетают на юг. Жиреют на людских харчах так, что попросту не способны к дальним перелётам. Да и вроде как нет нужды улетать оттуда, где сытно.

Да, нельзя кормить, да, природа всё продумала, инстинкт позовёт птиц в тёплые края, когда придёт тому время. Но ведь уточки подплывали к самому берегу и так призывно подавали сигнал: «Кря-кря». А уж если тянутся со своим выводком, с этими милейшими пушистыми комочками… «Кря-кря, кря-кря». Как же не скрошить туда, в речку мягкий батон. А это – злейшее зло, оказывается.

Те же знатоки утиной природы говорили, что люди, которые кормят уток хлебом, – убийцы. Пищеварительный процесс у уток после хлеба идёт как-то не так. То ли желудок портится, то ли продукты брожения попадают куда-то не туда. Короче, не полезно это птицам. Если уж подкармливать водоплавающих, говорили они, то злаками, какой-нибудь крупой.

Извините, вот тут у меня есть стойкий аргумент! Крупу покупала, приносила к речке, кидала им туда. Вот только зёрнышки так и оставались плавать на поверхности. Утки подплывали, озирались, но никакого интереса к этому корму не проявляли. А бросишь тут же кусочек хлеба - они давай хватать его, уминать своим изящным клювом. За батон у них прям драка была! Так что с крупой я быстро завязала. А хлеб время от времени приносила. Когда начались заморозки, стала захаживать чаще. Видела же, что мёрзнут птахи, а естественного корма становится всё меньше. Как они налетали на хлеб! Аж выскакивали из воды, стоило мне остановиться у реки и зашуршать пакетом, доставая лакомый гостинец.

И вот всю зиму наблюдаю печальную картину. На замёрзшей реке эти красивые водоплавающие лежат, сжавшись комочками. Едва приподнимутся на лапки, пройдут пару шагов – и опять на брюхо. Видать, лапки очень мёрзнут, не приспособлены к этому климату. А морозы этой зимой случались и ниже 30 градусов. Люди в шубах и то изнывали от холода. Представляю, каково птичкам…Им бы сейчас на юг, в тёплые края... Но этим жирным тушкам осенью действительно не мыслимо было приподнять себя. И виновата в этом я. Конечно, подкармливали уток и другие люди. И оправдание у всех одно: мы ж хотели как лучше. Но что мне до других. Мне бы свой позор, свою печаль как-то вынести.

Но вот вопрос. Может быть, про хлебных убийц – это всё же неправда, перегиб? Летом они стояли вдоль всей набережной. Ну, такие, как я, которые крошили уткам батон. Но мёртвых тушек я что-то не наблюдала. Я, конечно, не подсчитывала количество птиц на реке, но если бы осенью, после плотной летней людской подкормки их стало бы в разы меньше, наверное, это бросилось бы в глаза. А не бросилось. Да и сейчас мёрзнуть-то они мёрзнут, но всё такими же большими стайками сбиваются. Не редеют ряды. Просто раньше они на этом месте плавали, а сейчас брюшком на льду лежат.

Хотите стать автором на нашем сайте!
НАЖМИТЕ СЮДА

Подпишитесь на нашу рассылку!

Комментарии

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Похожие статьи